Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Незаконное вытеснение

Помимо трех граждан Афганистана, в этом районе было обнаружено еще несколько просителей убежища из стран Ближнего Востока: 4 египтянина, один ливанец и сириец. Инженер, врач, студент-экономист, стоматолог, солдат и сотрудник НПО. Все в возрасте до 30 лет. Один из них, которому не было и 18 лет, был в самом плохом состоянии. Он, вероятно, вывихнул лодыжку, а температура его тела была низкой из-за холодной погоды. На место была вызвана скорая помощь, которая отвезла его в больницу.

Все они - жертвы так называемых оттеснений, то есть незаконного возвращения в Беларусь. Тем, с кем мы встретились, удалось пересечь польско-белорусскую границу в воскресенье. Они столкнулись с пограничниками и хотели попросить убежища. Пограничники проигнорировали их просьбы, а вместо этого отвели беженцев посреди ночи в болота Беловежского леса и оставили их там. С этого момента начались их поиски.

Шел проливной дождь, повсюду была грязь. Беженцы блуждали по лесу, пересекая реки и болота, и в какой-то момент им пришлось убегать от зубра. Чудом им удалось пережить ночь.

"Я человек. Если они снова оттеснят нас, мы умрем".
Беженцы поделились своей историей с одним из наших местных репортеров, рассказав ей, что они слышали от польских пограничников. - Нас выталкивали четыре раза. Сначала они давали нам еду, но потом сказали, чтобы мы уходили. Нас упаковали в машины и не сказали, куда мы едем. Проехав около 40 километров, они сказали нам выходить. Я даже не могу сказать, как долго мы блуждали по лесу. Пять дней, может быть, четыре?

Добавляет другой беженец:

- Они сказали нам, что до немецкой границы всего около трех километров. А я говорю: это же Беларусь... На что охранник ответил: идите и не возвращайтесь. Когда я попытался вернуться, он направил на меня фонарик. Я провел неделю в лесу. В жутком холоде, без еды, без воды. Честно говоря, я удивлен, что до сих пор жив".

Беженцы отрицают, что на них направляли оружие. На следующий день они снова отправились в путь в направлении Польши.

Один из граждан Афганистана рассказывает нам свою историю: - Как вы знаете, дела в Афганистане сейчас обстоят плохо. Возможно, скоро в похожей ситуации окажется и какая-нибудь другая страна. Я жил в провинции Тахар. Талибы напали на этот район. Я перешел границу и добрался до Узбекистана, потом до Москвы, потом до Беларуси и, наконец, до Польши. Но польские власти поймали нас и через два-три часа выбросили обратно на границу. Поведение белорусских солдат плохое. Они говорят нам ехать в Польшу, а в Польше нам говорят ехать обратно в Беларусь. Я не знаю, что делать. Если польские солдаты снова нас оттолкнут, мы умрем. Я вся грязная, промокшая... Я человек.

Что теперь с ними будет? При поддержке депутата Францишека Стерчевского, юристов из фонда "Окалени", адвоката-стажера Марии Пошитек, Ассоциация правового вмешательства борется за начало процедуры предоставления убежища беженцам - они имеют право просить убежища как по международному, так и по внутреннему праву.

Беженцы застряли на польско-белорусской границе

Прошло уже более 20 дней с тех пор, как беженцы разбили лагерь на польско-белорусской границе. По данным Фонда "Окалени", переводчик которого общается с беженцами на расстоянии, в лагере по-прежнему находятся 32 человека. Их состояние ухудшается. Они болеют и мерзнут. 52-летняя женщина больше не встает из палатки.

Полиция оцепила поле, ведущее к лагерю. Пограничники отказываются впускать кого-либо: врачей, волонтеров, членов парламента, журналистов. Они пресекают любые попытки предоставить беженцам еду или лекарства. Они утверждают, что это было бы контрабандой.

Единственными, кого пустили в лагерь, были представители Уполномоченного по правам человека - Беженцы находятся в нечеловеческих условиях. Они должны быть допущены в Польшу - они оценили ситуацию после их возвращения.

Европейский суд по правам человека обязал Польшу предоставить беженцам необходимую помощь, но, по словам премьер-министра Матеуша Моравецкого, лагерь находится на территории Беларуси, которая не пропустила польский конвой с гуманитарной помощью.

Левый депутат Катажина Кретковска утверждает обратное. Используя Google Earth, Бартломей Стройньский, глава ее офиса, пришел к выводу, что 70 процентов лагеря находится на польской территории.