Постоялец Дома крестьянина в Котельниче

Интернет-поколению не понять: сто лет тому назад письма были не электронными, а - в бумажных конвертах, шли до адресата долго и мучительно. Весна успевала сменить зиму, а лето весну, пока из столицы в Вятку приходил ответ. Между тем (зная, что в лучшем случае ответят им нескоро, а в худшем - не ответят вообще) 1 марта 1919 года дети Советска отправили в российскую столицу свое послание, в качестве адресата которого значилось: «Москва, Ленину»...

Читать чужие письма, конечно, нехорошо. Но вот что писали (в лаконичном «телеграфном» стиле) юные жители Вятской губернии вождю:
«Дети рабочего поселка Советска Вятской губернии выслали детям Москвы скромный подарок - 654 пуда сухарей на имя товарища Ленина - и начали готовить подарки Петрограду. Дети  Советска».
Известно, что вятские школьники отправляли и другие письма и подарки Владимиру Ленину. В частности, среди посланных почтой презентов была папка для документов,   сплетенная  детьми из рогожи и оклеенная с краев оранжевой тканью.
Судьба этого и всех остальных подарков, увы, неизвестна. А вот письма - отправленные из Вятки вождю и дошедшие до Владимира Ильича, остались. В советские времена их строго систематизировали, а в 1969 году даже выпустили в городе Горьком    сборником «Письма трудящихся Вятской губернии Владимиру Ильичу Ленину». В переплет (тираж - 10000 экземпляров) попали послания с 1917 по 1924 год.
В очередную годовщину Октябрьской революции перечитаем наиболее интересные из них...

«В Котельниче все еще царит строй буржуев»

14 ноября 1917-го Ленину написал солдат пехотного полка Иван Игитов. Он делился с Владимиром Ильичом своими тревогами по поводу обстановки в городе Котельниче:
«Имею честь сообщить я Вам, товарищ Ленин, о положении в городе Котельниче Вятской губернии. Я в настоящее время еду с позиции в отпуск и доехал до города Котельнича. В городе Котельниче все еще царит строй буржуев. Купцы сами ходят по городу с винтовками, и нельзя солдату-большевику разинуть рта.
По показанию некоторых живущих в городе Котельниче, 2 дня тому назад этими кровопийцами, которые ходят с винтовками, был избит один проезжающий солдат в отпуске и еще недели полторы тому назад комиссаром (представлявшим Временное правительство. - «ВК») был арестован большевик и еще до сих пор не отпущен.
Взяться за дело здесь некому, солдат мало, но я набрал газет и листков, которые всю дорогу раздавал... По показанию жителей деревень и города, они газет, кроме буржуазных, еще не получали.
Недавно вышла газета «Деревенская беднота», и ту очень редко получают. Покорнейше я Вас прошу, товарищ Ленин, принять самые решительные меры за город Котельнич. Я, рядовой 176-го пехотного Перволочинского полка Иван Игитов, еду в Яранский уезд, в деревню. Товарищи, извиняюсь за мою малограмотность!»

Поток писем пошел вслед за покушением Фанни Каплан

Вообще писать Ленину из Вятки начали сразу после октября 1917-го.
«Вам, дорогой товарищ Ленин, наша полная поддержка, Вам - наш горячий привет, - говорилось в письме от  участников Первой губернской конференции РСДРП(б). - Всеми имеющимися в нашем распоряжении силами протестуем мы против той клеветы, которая поднята в отношении  Вас представителями буржуазии с благословления и поддержки кадетствующих социалистов...»
Но настоящий поток писем  - написанных искренне и горячо - пошел после покушения на Ленина, совершенного эсеркой Фанни Каплан.
«Вятский губернский исполнительный комитет шлет горячие пожелания дорогому товарищу о скорейшем выздоровлении, дабы он вновь встал во главе мирового пролетарского движения, - говорилось в письме, подписанном  И. Родыгиным  и секретарем  Мельниковым  (от имени членов экстренного заседания губисполкома). - Губисполком заявляет буржуазии и ее наймитам: ваш удар падет на вашу же голову, каждая капля крови вождей мирового пролетариата воздастся вам сторицей».
«Ранение товарища Ленина и убийство товарища Урицкого служат уроком - мы слишком мягки к своим врагам, - цитата из письма вятского путейца Потапова. - Более не позволим, чтобы из-за угла убивали наших товарищей, крепче сомкнем свои ряды!»
На покушение также откликнулись рабочие телеграфа Вятки, Белохолуницкого завода, красноармейцы из Орлова, комитет бедноты Нолинского уезда, крестьяне деревни Городок Даровской волости. Все они обещали «не забыть и не простить», а товарища Ленина поздравляли с тем, что он остался жив во время покушения, а чуть позже - и «с выздоровлением от ран позорного преступления».

О незыблемости хлебной монополии

А вообще в 1918 - 1923 годах Владимиру Ленину писали по самым разным поводам. Например, чтобы сообщить...

  • ...о взятых  на себя обязательствах

«Мы будем беспощадно бороться со спекуляцией, мешочничеством и саботажем, дабы этим  уничтожить продовольственную разруху». (Из письма участников Вятского губернского совещания представителей профсоюзов).
«Обязуемся всеми мерами и силами отстаивать незыблемость хлебной монополии. В указанный срок приготовим к сдаче один миллион пудов хлеба красному Петрограду и революционной Москве». (Из сообщения уполномоченного по реквизиции хлеба для армии  Зусмановича).

  • ...о проблемах

«Работники просвещения в Слободском уезде не получают несколько месяцев жалованья. Поступающие в казначейство денежные знаки бронируются для своих нужд другими учреждениями. Положение - острое. Просьба - дайте распоряжение срочно перевести в Слободское казначейство Вятской губ. для уездного отдела народного образования минимум  15 миллионов знаков. Зав. уездным отделом народного образования Белорыбкин».  (Послание было прочитано Владимиром Лениным, вождь оставил такую резолюцию: «В Малый Совет. Прошу провести это. Даже больше: надо дать предпочтение учителям»).
«Грубым нарушением декрета принудительно выселяют из маленькой квартиры военного врача, единственного в Вятке бактериолога Першакова, художника Демидова, находящегося в отпуску после тифа военного врача-хирурга Мамаева, преподавателя экономического учения Маркса инвалида Кугушева. Квартира потребовалась для канцелярии начальника городского комитета по трудовой повинности Аленсона. Прошу телеграфно приостановить выселение». (Вскоре из Москвы посредством телеграфа отреагировали на это послание, подписанное преподавателем учения К. Маркса Кугушевым. Народный комиссариат внутренних дел указывал на незаконность выселения и отменял постановление о том, чтобы четверо указанных в послании жильцов были выставлены на улицу).

  • ...о почетных званиях, которыми вождя мирового пролетариата успели наделить в вятской глубинке

«Товарищ Ленин, прими от нас почетное звание почетного постояльца котельничского Дома крестьянина. Это звание - для лучших, любимых, преданных делу революции вождей-руководителей. Пожмем друг другу братские руки и еще крепче сплотим великий союз рабочих и крестьян». (К письму из Котельнича прилагались и соответствующая грамота почетного постоянного постояльца Дома крестьянина и справка о зачислении В.И. Ленина на место № 1 в регистрационной книге постояльцев).
«В связи с тем, что в газетах сообщалось, что здоровье В.И. Ленина поправилось, в ознаменование этого выносим свое постановление: избрать товарища Ленина почетным метранпажем 1-й государственной типографии г. Вятки и членом Союза вятских полиграфистов» (От рабочих 1-й государственной типографии Вятки).

«Ильич, исполняй все, что велит медицина!»

В письмах без громких слов не обходилось. Ильича называли «нашим лучшим другом» (печатники г. Вятки), «великим машинистом, управляющим локомотивом революции» и «глашатаем правды и свободного труда» (письмо организации Северо-Вятского горного округа), «великим дедушкой» (воспитанники детских домов Слободского), «всемирным капитаном и рулевым коммуны» (обращение Нолинского уездного съезда РКСМ).
Довольно часто встречались призывы беречь здоровье - для новых свершений:
«Коммунальщики города Вятки шлют своему вождю Владимиру Ильичу привет, - писали коммунальщики  Утробин  и  Максимов. - Дорогой Ильич! Ты знаешь, как дорого твое здоровье всем трудящимся республики. Береги же себя, выздоравливай, твое отсутствие у руля правления больно нам. Ко всем родным и близким Ильича просьба - беречь его».
«Ильич, исполняй все, что тебе говорит медицина, ибо ты дорог для нас, - писали кировские комсомольцы Безруков  и  Поплаухин. - Даем слово, что мы, молодые работники связи, твердо пойдем по твоему пути за дело освобождения мирового пролетариата».